Экстренный вызов

Заполните, пожалуйста, форму. Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время.

Записаться на прием

Заполните, пожалуйста, форму. Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время.

Задать вопрос

Заполните, пожалуйста, форму. Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время.

Введите код, указанный на картинке *

Расстройство психической деятельности при алкогольном параличе

С.С. Корсаков


Скидка 10%

Наблюдение 3

09.01.2012 / Ваша библиотека

Больная 28 лет, замужняя, бездетная. Больная вина не употребляет, но происходит из семьи, в которой много пьяниц. Много лет, как изредка повторяются припадки с характером эпилептическим. Несколько лет назад была больна сифилисом (язвы и roseola). Больная пользовалась хорошим здоровьем до октября 1884 г. Была женщина полная, веселая, ра­ботающая (портниха). 17 октября 1884 г. возникла сильная боль во всем животе, особенно внизу. Температура поднялась до 40,2 °С. В продолжение нескольких дней температура все держалась за 40 °С, затем в течение нояб­ря месяца была между 39 °С и 40 °С, в декабре спустилась ниже 39 °С, в течение января 1885 г. редко переходила за 38°С, но иногда переходила.

Болезнь сначала определялась как воспаление в матке. Через неделю после начала болезни явилась сильная рвота, не уступавшая никаким ле­карствам. Ввиду всех этих симптомов врачи, видевшие больную, смотрели на ее болезнь весьма различно. Одни говорили, что она беременна и про­студилась; другие — что она беременна, но неправильно, т. е. что у нее вне­маточная беременность; третьи считали, что у нее вообще воспаление брю­шины. Большинство, впрочем, склонялось к тому, что у нее гнойник в по­лости таза и лихорадка пиемическая. Как бы то ни было, сущности болезни ясно себе не представляли, тем более, что каждый из врачей-гинекологов видел ее по одному разу, а лечил больную фельдшер. Для успокоения рво­ты и болей он делал больной впрыскивания морфия, иногда до 7г gr. 2 раза в день; для укрепления давалось вино. В декабре, как мы сказали, лихора­дочное состояние стало поменьше, но больная, которая до этого могла хо­дить, в половине декабря стала слабее на ноги, сделалась очень раздражи­тельна, не могла спать по ночам. В конце декабря слабость в ногах настоль­ко усилилась, что больная с трудом передвигалась, а в начале января 1885 г. совсем слегла в постель. Паралич ног все увеличивался, сделался почти пол­ным; в них явились чрезвычайно сильные боли. В половине января резко ослабели и руки, и больная резко похудела. В то же время у нее стало сводить ноги в коленях, развились резко выраженные контрактуры.

Параллельно с параличными явлениями развивалось и расстройство пси­хической деятельности. Сначала, в половине декабря, явились раздражи­тельность, нетерпеливость, полная бессонница. Затем больная сделалась крайне ажитированною, особенно вечером и ночью: она делалась крайне требовательна, кричала, звала к себе, просила сделать ей впрыскивание мор­фия, жалуясь преимущественно на боли в ногах; при этом возражений ни­каких она не слушала, как будто бы эти возражения совсем не относились к ней. Воспринимала все как-то тупо, упрямилась, говорила не своим го­лосом. Мало-помалу сознание стало очень путаться, явилось глубокое рас­стройство памяти; больная постоянно заблуждалась в отношении места и времени, уверяла, что она куда-то разъезжает, видится с знакомыми. По вре­менам воображала себя в каких-то собраниях, пела, хохотала. К вечеру обыкновенно настроение резко менялось: она делалась ажитированной, по­стоянно звала мужа, ругала его, обвиняла в неверности. Рыдала, приходила в исступление. Часто при этом бывали иллюзии, галлюцинации зрения и ошибки воспоминания. Ночи большею частью проводила без сна, засыпала часа на 3 только под утро.

Рвота прекратилась у больной в конце декабря. С развитием всех вы­шеописанных явлений она вообще очень ослабела; пульс сделался мал и част, иногда затруднялось дыхание. Больная ела очень мало. В половине января появился небольшой пролежень. Регулы не являлись от начала бо­лезни.

Я увидал ее в первый раз 12 февраля 1885 г. и нашел ее в таком состоя­нии. Больная — крайне исхудалая женщина с очень бледным лицом, со слег­ка желтоватым оттенком кожи. Слизистые оболочки очень бледны. Посто­янно лежит в постели. Ноги сведены в коленях. Разогнуть их вполне нель­зя вследствие напряжения мышц сгибающих; если разгибать далее извест­ного предела, то больная кричит от боли. Движения ногами очень слабы: едва заметное сгибание пальцев ног и сгибание стопы. Разгибание абсолют­но невозможно. Движения в коленном суставе более обширны, хотя также очень слабы. В тазобедренном суставе посильнее. Мышцы очень дряблы, ху­ды; икры, точно мешки. С давление мышц крайне болезненно. При постуки­вании молоточком по мышцам голени сокращения в них появляются очень слабые. Электросократительность в mm. extensor digitorum commfunis и extensor hallucis глубоко изменена: от индукционного тока сокращения не получаются (при едва выносимом больною токе); от гальванического же получаются сокращения довольно живые при 4 мА как при AS, так и при KS. Нужно заметить, что в руках ток такой же силы сокращения не вызы­вает. Пателлярных рефлексов нет, кожные — с подошвы — есть. Руки очень слабы, но все-таки много сильнее ног. Кисти рук слабее других частей, резкой разницы между параличом сгибателей и разгибателей нет. Парали­чей мышц туловища, языка, лица, глазных мышц нет. Дышит больная очень часто, 30 дыханий в минуту; диафрагма работает слабо. Чувствительность, по-видимому, несколько притуплена, но больная все-таки в большинстве слу­чаев узнает, когда прикасаются к ней, даже на подошвах. Ввиду психиче­ского состояния больной трудно определить степень поражения чувствитель­ности. Во всяком случае чувствительность расстроена гораздо менее, чем движения. Чувство температуры тоже не очень расстроено: на подошвах различает разницы в а на кистях рук — менее 1 °R. Кроме неболь­

шой анестезии, у больной существует резко выраженная гипералгезия ко­жи и мышц. При сдавлении мышц нижних и верхних конечностей больная кричит от боли. Пассивные движения тоже очень болезненны. Прикоснове­ние к коже стопы очень болезненно. Кроме того, больная постоянно жалу­ется на холод в ступнях, старательно кутает их. По временам жалуется на самостоятельные боли в ногах большею частью ноющего характера. Мочевой пузырь функционирует правильно. Пульс 140 в минуту, правильный, но очень слабый.

Психическое состояние резко изменено. Когда подойдешь к ней, она сначала отвечает правильно, кое-что припоминает из своей болезни, выска­зывает довольно правильные суждения относительно разных обстоятельств. Но чем дальше говорить с ней, тем все больше и больше начинает она пу­тать: говорит, что она теперь здорова, что недавно ездила в город за покуп­ками, покупала себе бурнус92, который будто бы лежит в соседней комнате; на дороге встретила знакомого, тот звал ее на бал — она хочет ехать, хо­чет танцевать. Память глубоко расстроена; если, поговоривши с ней полча­са, уйти от нее, а через 5 минут опять прийти, она не помнит, что уже видела это лицо. Смешивает знакомых лиц одних с другими, хотя, впрочем, часто вначале и определяет правильно, кто именно пришел к ней. Когда остается одна, то есть она в хорошем настроении духа, поет песни, улыба­ется, хохочет. Иногда настроепие резко меняется; она вдруг делается беспо­койна, на нее нападает страх, она требует, чтобы кто-нибудь сидел около нее; иногда кричит, что сейчас свалится с постели и расшибется. Иногда возбуждение доходит до неистовства. Обыкновенно состояние ухудшается к вечеру, тут являются страх и галлюцинации зрения; больной представля­ются различные рожи, звери. Она требует, чтобы их искали, хочет сама вставать; когда ее удерживают — ругается. Так проходит большая часть ночи; только под утро больная засыпает, а проснувшись, решительно ниче­го не помнит, что было ночью.

Кроме всех этих явлений, у больной был мною замечен плевритический экссудат на левой стороне, неизвестно когда появившийся. По исследованию гинекологов в полости таза оставалась какая-то опухоль, которую одни тол­ковали как параметрический экссудат, другие — как внематочную беремен­ность. Температура все по временам повышалась до 38,5 ^С.

Дальнейшее течение было такое. Наркотические средства (впрыскива­ния морфия и большие дозы хлорала) были постепенно оставлены. Больная первое время совсем не спала, сильно кричала, но затем стала покойнее. Уже в марте 1885 г. она стала меньше путать, стала правильнее относиться к людям, не стала петь днем, стала лучше запоминать. В апреле в течение дня она уже могла хорошо разговаривать, память была хороша. Только по ночам появлялись беспокойство, страх, нетерпеливость и иногда галлюцина­ции. Наконец и это прошло, так что в мае больная с психической стороны стала совершенно здорова, только бессонница оставалась, да и то главным образом вследствие того, что ночью являлись особенно сильные боли в но­гах. Физическое состояние ее улучшалось значительно медленнее. В первое время, т. е. в феврале, состояние ее даже ухудшалось: гипералгезия увели­чивалась, самостоятельные боли по ночам сделались очень мучительны; так­же увеличилась контрактура в коленях. В марте также постепенно разви­валось неправильное положение стопы: развилась pes equinus, и пальцы приняли положение когтя. Нужно, впрочем, отметить, что степень непра­вильности этого положения постоянно менялась: то она была очень велика, то слаба; особенно усиливало эту неправильность влияние внешнего холода. Впоследствии иногда случалось замечать, что изменение в положении паль­цев развивается па глазах: пальцы то сгибаются, то несколько разгибаются, стопа то больше скрючится, то меньше; эти изменения развивались непро­извольно и несколько напоминали движения при атетозе. Лихорадочное состояние хотя становилось меньше, но все еще не прекращалось. Плеври­тический экссудат исчез только к маю. Руки улучшались быстрее, к лету они утке были почти здоровы. Впрочем, к лету и ноги стали уже поправлять­ся: движения в бедрах и коленях стали обширнее, бедра стали немного полнеть.

Летом можно было перевезти больную из Москвы, и я с тех пор не видал ее; по сведениям, которые я имею, улучшение постепенно прогрес­сировало, и в течение зимы 1885—86 гг. больная стала ходить, хотя ступни все еще оставались очень слабы. Со стороны психической, кроме явлений раздражительной слабости, ничего не оставалось.

В этом случае картина болезни очень походила на описанную в 5-м наблюдении: также вслед за каким-то заболеванием в поло­сти таза, заболеванием, соединенным с высокой лихорадкой, яви­лась упорная рвота (которая, впрочем, в этом случае продолжа­лась очень долго), а затем развилась классическая картина мно­жественного неврита. Параллельно с невритическими явлениями развивалось расстройство психической деятельности. Оно так по­ходило на то, что мне случалось видеть при алкогольных парали­чах, что я старательно допытывался узнать, употребляет ли она вино или нет. Однако мне удалось только узнать, что в семье ее действительно много пьяниц, отец и мать сильно пили. Сама больная употребляла прежде вино, но уже 6 лет, как совсем ни­чего не пьет. Во время болезни действительно давали портвейн, но только по предписанию врача. Правда, кроме алкогольной интоксикации, здесь могла быть интоксикация морфием, но как бы то ни было, если это и имело влияние на развитие болезни, все-таки как психические симптомы, так и физические (неврит) развились параллельно, и, вероятно, от действия одной и той же болезнетворной причины.



← назад   к оглавлению   вперед →



Получите скидку на очищение организма. Скидочный купон придет на эл.почту:
Двойное очищение — всего 5600 руб.!
Бригада наркологов «Алкодоктора» готова выехать к вам на дом круглые сутки. Разработанная нами методика двойного очищения полностью выведет токсины и алкоголь из крови и внутренних органов пациента.
Адрес:
Москва, бул. Осенний, 15
Телефоны приемной:
+7 495 956 42 62
+7 495 956 42 62
5 причин лечиться у нас
  1. У нас лучшие доктора и оборудование
  2. Лечение 100% гарантирует результат
  3. Мы заботимся о том, чтобы вам было комфортно и приятно
  4. Оказываемые нами услуги строго конфиденциальны
  5. У нас лечиились выдающиеся люди и деятели эстрады
Частые вопросы

Хотите узнать больше о нашей клинике? Что-то осталось непонятным? Возможно, вы не первый, кто спрашивает об этом. Специально для таких случаев, мы составили список часто задаваемых вопросов.

Как происходит лечение?

Не навредят ли мне лекарства от зависимости?

Могу ли я лечиться дома?

А вдруг кто-нибудь узнает о моей болезни?

Мой муж/сын болен алкоголизмом. Можете ли вы его вылечить?

Все вопросы и ответы